Прекращение трудового договора с руководителем организации – должника в связи с отстранением от должности в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве)

Дмитрий Замордуев, Кандидат юридических наук, преподаватель МГЮА

В ЭТОЙ СТАТЬЕ

  • Как уволить руководителя при банкротстве
  • Кто может принять такое решение
  • Какими нормативными актами необходимо руководствоваться

Прекращение трудового договора по п.1 ст.278 ТК РФ возможно при наличии соответствующих оснований, содержащихся в законодательстве о несостоятельности (банкротстве). Обращение к специальным нормам ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ позволяет определить случаи, в которых такое отстранение допускается.

Во-первых, на стадии временного наблюдения руководитель организации-должника может быть отстранен от должности в соответствии с определением арбитражного суда. Процедура отстранения предусмотрена ст.69 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". В соответствии с данной нормой арбитражный суд отстраняет руководителя должника от должности по ходатайству временного управляющего в случае нарушения требований ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". В случае удовлетворения арбитражным судом ходатайства временного управляющего об отстранении руководителя должника от должности арбитражный суд выносит определение об отстранении руководителя должника и о возложении исполнения обязанностей руководителя должника на лицо, представленное в качестве кандидатуры руководителя должника уполномоченными законом лицами. В случае непредставления указанными лицами кандидатуры исполняющего обязанности руководителя должника, арбитражный суд назначает таковым одного из заместителей руководителя должника, в случае отсутствия заместителей - одного из работников должника.

Во-вторых, на стадии финансового оздоровления также предусмотрена возможность отстранения руководителя организации-должника (п.2 ст.82 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"). Круг субъектов, уполномоченных на подачу ходатайства об отстранении, более широк и включает: административного управляющего, собрание кредиторов и предоставивших обеспечение лиц. Основания и сведения, которые должны содержаться в ходатайстве об отстранении, перечислены более определённо. В частности, требуется предоставить сведения о ненадлежащем исполнении руководителем должника плана финансового оздоровления или совершении действий, нарушающих права и законные интересы кредиторов и (или) предоставивших обеспечение лиц. В остальном порядок отстранения арбитражным судом руководителя организации-должника аналогичен порядку, изложенному в ст.69 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

    Таким образом, специальные нормы законодательства о несостоятельности (банкротстве) говорят об отстранении от должности руководителя организации-должника лишь в двух случаях: на стадии временного наблюдения и финансового оздоровления. Для обоих вариантов отстранения руководителя общим является:
  • порядок его осуществления, предусмотренный ст.69 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)";
  • обязательное наличие решения арбитражного суда по данному вопросу как юридического факта, влекущего прекращение трудового правоотношения с работником.

Важной гарантией должно быть признано то, что только арбитражный суд объявляется уполномоченным субъектом по принятию решения об отстранении от должности руководителя организации-должника. Причём, гарантируется в данном случае соблюдение прав и законных интересов не только лиц, вовлечённых в процедуру банкротства, но и самого руководителя организации в сфере трудовых правоотношений.

Несомненно, положительной чертой действующего ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" является норма, в соответствии с которой в случае отстранения руководителя арбитражный управляющий ни при каких обстоятельствах не может занять его место. Но, устранив одни недостатки, законодатель не предусмотрел детального регулирования некоторых иных аспектов правового статуса руководителя организации-должника. ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" предусматривает лишь в самом общем виде основания отстранения руководителя должника, которыми признаются нарушения требований настоящего закона. Такими основаниями могут быть и неисполнение возложенных на него обязанностей, и препятствование деятельности временного управляющего, и осуществление сомнительных либо незаконных сделок, нарушение руководителем требования об уведомлении работников организации о введении временного наблюдения [1], и т.д.

Однако в виду того, что формулировка дана слишком широко, на практике возникает возможность инициировать процедуры отстранения руководителей организаций-должников по формальным основаниям. Ведь в соответствии со ст.69 нарушение любого требования ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" может послужить обоснованием подачи временным управляющим ходатайства и последующего вынесения решения арбитражным судом об отстранения руководителя. Такой механизм приобретения контроля над организациями часто использовался в корпоративных конфликтах, получивших в свое время широкое распространение.

На практике возникают и другие проблемы в случае отстранения от должности руководителя организации. Допустим, что арбитражный суд в порядке ст.69 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" отстраняет от должности прежнего руководителя организации и возлагает исполнение обязанностей руководителя на лицо, чья кандидатура была представлена в соответствии с предусмотренным порядком. В дальнейшем, в период исполнения обязанностей руководителя лицом, утвержденным решением арбитражного суда, уполномоченный орган управления организации (например: общее собрание, совет директоров и т.д.) выносит решение о досрочном прекращении полномочий исполняющего обязанности руководителя организации в порядке п.2 ст.278 ТК РФ и назначении другого лица на должность руководителя. В подобной ситуации возникает вопрос насколько решение уполномоченного органа управления организации правомочно.

С одной стороны, данные правоотношения регулируются специальными нормами ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", которые устанавливают особый порядок реализации прав, исполнения обязанностей и накладывает определённые ограничения. А значит, при конкуренции с общими нормами, регулирующими порядок назначения единоличного исполнительного органа, действуют специальные нормы ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". К тому же решение органа управления организации по вопросу внутренней корпоративной жизни не может отменять решение судебного органа, обязательного для исполнения и действующего на всей территории РФ. Именно такой подход нашел свое отражение в решении суда общей юрисдикции, в соответствии с которым уволенный руководитель был восстановлен в должности исполняющего обязанности генерального директора [2].

Представляется более обоснованной точка зрения, в соответствии с которой органы управления организации сохраняют полномочия по принятию подобных решений в приведенных условиях. По сути дела, речь идет о двух механизмах прекращения трудового договора с руководителем организации-должника. Конкуренции общей и специальной норм здесь не наблюдается, поскольку нормы ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» устанавливают не особый, а дополнительный порядок отстранения от должности руководителя. При более подробном анализе ситуации, становится ясно, что каждый механизм имеет свой круг лиц, имеющих право ходатайствовать о принятии данного решения; чёткий перечень лиц, уполномоченных на принятие решения; перечень оснований для принятия решения; строго определённый порядок действий. Помимо этого отличаются и цели, направленностью на защиту прав и интересов различных групп лиц - кредиторов, арбитражных управляющих, предоставивших обеспечение лиц (при отстранении) или собственника организации (при увольнении по п.2 ст.278 ТК РФ). Да и с точки зрения трудового права, если решение арбитражного суда является основанием для увольнения руководителя по п.1 ст.278 ТК РФ, то решение уполномоченного органа управления организации – по п.2 ст.278 ТК РФ.

Сделанный вывод подтверждается при совместном анализе норм корпоративного законодательства и законодательства о несостоятельности (банкротстве). В соответствии со ст. 64, 82 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» органы управления должника продолжают осуществлять свои полномочия с ограничениями, установленными данным законом. Закон накладывает запрет на осуществление определённого рода сделок (п.2 ст.69, ст.82), а также запрещает органам управления должника принимать решения о реорганизации (слиянии, присоединении, разделении, выделении, преобразовании) и ликвидации должника; о создании юридических лиц или об участии должника в иных юридических лицах; о создании филиалов и представительств; о выплате дивидендов или распределении прибыли должника между его учредителями (участниками); о размещении должником облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг, за исключением акций; о выходе из состава учредителей (участников) должника, приобретении у акционеров ранее выпущенных акций; об участии в ассоциациях, союзах, холдинговых компаниях, финансово-промышленных группах и иных объединениях юридических лиц; о заключении договоров простого товарищества (п.3 ст.69, ст.82).

Остальные полномочия органов управления должника осуществляются ими в порядке, предусмотренном положениями ФЗ «Об акционерных обществах» N 208-ФЗ (далее - ФЗ «Об акционерных обществах») и локальными актами должника без изъятий и ограничений. Это относится и к оспариваемому полномочию органа управления должника по избранию и прекращению полномочий исполнительного органа, в отношении которого компетенция органов управления по ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не ограничена. В силу чего уполномоченный орган управления организации (общее собрание акционеров, участников, совет директоров и т.д.) продолжает осуществлять свои полномочия с ограничениями, установленными ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Полномочия по образованию и прекращению полномочий исполнительных органов сохраняются за уполномоченными органами управления юридических лиц на данных стадиях процедуры банкротства.

Продемонстрированная ситуация лишний раз подтверждает тот факт, что при регулировании труда руководителя организации нормы трудового, корпоративного права и нормы законодательства о несостоятельности (банкротстве) применяются в тесном переплетении и взаимосвязи. Подчас это порождает определённые коллизии при попытке совместного применения данных норм к конкретной ситуации.

Как уже было отмечено, на стадиях временного наблюдения и финансового оздоровления арбитражный суд выносит решение именно об отстранении от должности руководителя организации-должника. Трудовой кодекс РФ в данной ситуации предоставляет работодателю право расторгнуть с руководителем трудовой договор по п.1 ст.278. В том случае, если это не сделано, руководитель организации должен считаться отстраненным от работы в порядке ст.76 ТК РФ. С нашей точки зрения, предусмотренный механизм позволяет максимально учесть интересы участвующих в этих отношениях сторон. Отстранение руководителя позволяет, с одной стороны, осуществлять арбитражному управляющему возложенные на него функции без какого-либо противодействия со стороны единоличного исполнительного органа организации-должника.

С другой стороны, работодателю предоставляется право выбора: уволить руководителя (всё-таки он совершил правонарушения, установленные арбитражным судом), либо лишь на некоторый период отстранить его. Ведь руководитель, нарушая закон, мог «отстаивать» интересы лица, контролирующего в данный момент организацию и обладающего возможностью принимать решение о назначении на должность или прекращении полномочий руководителя организации (на общем собрании акционеров, участников либо на собрании совета директоров). И такие ситуации, когда интересы подобных работодателей противоречат интересам арбитражных управляющих, достаточно распространены в настоящее время, поскольку поднимают вопрос о контроле над организацией (будь то небольшой завод или крупный холдинг).

Введение стадии внешнего управления рассматривается действующим законом как основание для прекращения полномочий руководителя должника (ст.94). Внешний управляющий наделяется правом издать приказ об увольнении или предложить руководителю должника перейти на другую работу. То есть статус руководителя и порядок действий, предпринимаемых в отношении него, устанавливаются достаточно чётко, без каких-либо разночтений. Увольнение в данном случае должно производиться по п.14 ст.81 ТК РФ со ссылкой на ст.94 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Предусматривается также дополнительная гарантия для руководителя организации-должника в виде возможности перевода на другую работу в порядке и на условиях, которые установлены трудовым законодательством. На стадии конкурсного производства полномочия руководителя прекращаются на основании ч.2 ст.126 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Но, в отличие от внешнего управления, не говорится ни слова об увольнении, переводе и том, кто издаёт соответствующий приказ. Данное упущение законодателя труднообъяснимо. А такой порядок увольнения должен существовать, поскольку стадия конкурсного производства может быть введена, минуя стадию внешнего управления.

Рассмотренное дополнительное основание прекращения трудового договора с руководителем организации – должника в связи с отстранением от должности в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве) является аргументом в пользу комплексного применения норм отраслей российского права при регулировании трудовых отношений руководителей организаций.


[1] Определение Арбитражного суда Республики Башкортостан от «16» декабря 2003 года по делу №А-07/15542/03-А-АДМ.

[2] Решение Туймазинского районного суда Республики Башкортостан от 6 апреля 2004 года о восстановлении в должности исполняющего обязанности генерального директора.

смотри также: трудовое право, сопровождение исполнительного производства

Контакты:

 

Дмитрий Замордуев

(495)740-5541

Skype: Мой статус Дмитрий

написать письмо




Наши партнеры: